eger_v: (Default)
[personal profile] eger_v
Оригинал взят у [livejournal.com profile] nap1000 в Рюгенские чаши. Часть 2. Особая керамика племени руян.

Рюгенская керамика "патцигского типа" в музее Штральзунда.

Е. Петерсен, отнеся рюгенские чаши в 1940 году ко времени великого переселения народов и приведя аргументы и аналогии в пользу их восточногерманского происхождения, поставил тем самым своих последующих коллег в не очень удобное положение. Со временем археологический материал накапливался, и не позволял сделать другого вывода, кроме как - что чаши эти были славянскими.
ГДР-овский археолог Ф. Херферт провёл более тщательный анализ известных к тому времени рюгенских чаш и обстоятельств их находок, который он опубликовал в 1964 в ежегодном штральзундско-грайфсвальдском археологическом издании. В своей статье он приводит убедительные аргументы в пользу славянской принадлежности этих чаш, датируя их 11-12 вв. Славянскими они считаются и по сей день.

Вот, собственно, и сама статья:

Славянские чаши с острова Рюген.

Славянская керамика немецкой части южно-балтийского региона была некоторое время назад детально разделена на группы, чем был создан хороший базис для её хронологической и региональной классификации. В первую очередь была проведена работа по анализу всего разнообразия форм и фиксации их в виде изображений, что особенно важно для нашей работы. И если разделение керамики на различные стили до сих пор не давало возможности для соотнесения их с конкретными племенами, то сейчас мы значительно приблизились к достижению этой цели. На острове Рюген и близко прилежащем к нему побережье континента, среди особого вида небольших чаш, изготовленных на гончарном круге,  могут быть выявлены формы керамики, характерные для племени руян, и, кажется, показывающие территорию расселения этого племени.

В Штральзунде, в архиве умершего в 1960 году лесничего округа Ральсвик-Августенхоф на Рюгене по фамилии Визе, отыскались находки из одного небольшого рюгенского кургана. Это сообщение, вместе с самими находками, послужило причиной дисскуссии о группе небольших, изготовленных на гончарном круге, чаш, хронолоческая и культурная принадлежность которых до сир была не ясна. Кроме некоторых исключений, речь идёт о сосудах, которые Е. Петерсен относил ко времени великого переселения народов, и в которых некоторое время назад заподозрили подделку – и это ещё один повод для того, чтобы ознакомиться с ними поближе.

В первой половине 20-х годов лесничий Визе обнаружил на острове Пулиц в малом Ясмундском Заливе группу из четырёх небольших курганов, имевших от 0,7 до 1 метра высоты и от 4 до 6 м в диаметре. Они находились в северо-западной части острова на возвышенности около 40 м над уровнем моря. Из написанного в ручную отчёта раскопавшего их лесничего можно заключить следуещее:

Было проведено исследование самого восточного из четырёх курганов. В центре его, примерно на уровне земной поверхности, находилось ингумационное захоронение, ориентированное по сторонам восток-запад, с остатками черепа в западной стороне ( илл. 1 ).

bild1
Илл. 1. Курган в Пулице. В ингумационное захоронение в ценре и два кремационных вторичных захоронения ( I; II )

Примерно в середине кургана лежали остатки железного ножа, фрагменты его кожанного чехла и остакти бронзовых оковок этого чехла ( илл. 2 b-c ), относимые к формам III и IV по Кнорру; а также остатки шерстянного полотна ( илл. 2 d ). Примерно на той же глубине, неподалёку от этого кургана, была найденна изготовленная на гончарном круге чаша, без всякого наполнения ( илл. 2 е ). Чаша эта имеет строгое деление на верхнюю (Randteil), среднюю ( Schulterteil) и нижнюю (Bauchteil) части, отделённые друг от друга гранями. На изгибе между верхней и средней частями проходит объёмная полоска; на цетр верхей и средней частей нанесены волнистые линии. Вся поверхность сосуда украшена косыми насечками. Рядом с этой керамической чашей лежала маленькая бронзовая чаша, по форме и размеру «как разрезанное вдоль утиное яйцо». Эта находка, состоящая из тонкого листа бронзы, и предположительно бывшая чашей весов для серебра или частью ложки, рассыпалась при попытке её поднять.

03
Илл. 2. а - Воорке; b-e - Пулиц.

Непосредственно над ингумационным захоронением в центре кургана находилось вторичное захоронение в урне. Прах покойника был помещён в славянский керамический сосуд бобцинского типа, обложенный камнями величиной с голову ( илл. 3а ). Сосуд был частично разрушен проросшими корнями. Сосуд имел закруглённую коническую форму, средняя часть была украшена двумя плоскими бороздками.

В юго-восточной части кургана находилось ещё одно вторичное захоронение в урне. Сосуд с прахом также пренадлежал к бобцинской группе и был очень схож с описанным выше как формой, так и цветом и структурой глины ( илл. 3 b ). Сосуд этот был накрыт камнем, который впоследствии и раздавил его своим весом.

05
Илл. 3. Керамика из вторичных захоронений в Пулице.

Судя по находкам, речь идёт о славянском кургане, содержащем захоронения разных типов ( илл. 1 ). Интересующую нас гончарную чашу из первого ингумационного захоронения по найденной рядом оковке ножен можно датировать временем после 1050 г. Сусуды из обоих вторичных кремационных захоронений также стоит отнести ко времени не многим позже 1100 г. Прямых параллелей чаше из Пулица на Рюгене и в соседних регионах неизвестно. Ближе всего к ней стоит упомянутый Петерсеном сосуд из «Померании или Рюгена». Там речь также шла о гончарной чаше ( илл. 4 а ), но с более мягким профилем и украшенной двумя объёмными полосками.   

06
Илл. 4. а - Рюген или Передняя Померания; b -Тильцов, Рюген; с -Карниц, Рюген.

Также известен черепок из Воорке ( илл. 2 а), округ Патциг на Рюгене, своим орнаментом с волнистыми линиями и объёмными полосками сожий с чашей из Пулица. Черепок этот попал в штральзундский музей из коллекции Фридриха фон Хагенова, который сообщает о нём в небольшой заметке:

«В основании холма возле Воорке была найдена насыпь больших камней, сдвинуть которые едва было под силу одному человеку. Меж них находился камень с выдолбленным в нём углублением, вроде тех, которые лежат во множестве возле Вильменица. Также между ними находились различные мелочи из бронзы, две шпоры и одна разбитая урна».

В его каталоге, начатом в 1824 году, об этой находке было написано:

«281. Черепок урны из большого холма возле Воорке, снесённого одним из крестьян. Внутри былы найдены бронзовые вещи, отправленные Ландратом фон Энгштрёмом в Берген как подарок. Урны были разбиты, так, что мне удалось спасти лишь этот черепок, который, как и вещи из бронзы, указывает их на раннее происхождение. Под урнами, в основании холма, меж прочими камнями лежала гранитная плита с выдолбленным жёлобом, весящая от 2 до 3 центнеров и возможно служившая для помолки зерна. Она всё ещё хранится у сельского старосты в Воорке, где я видел её в 1828 году.»

Холм в Воорке скорее всего был курганом бронзового века с центальным захоронением в каменной камере, в которую позже было помещено и славянское захоронение. За это говорит и желобная мельница, какие иногда вкладывали в погребения бронзового века. В соседнем кургане, снесённом в тоже время, были найдены вещи эпохи бронзы. Но также там были и захоронения железного века или даже славянского времени. В заметке Хагенова об этом кургане стояло:

«В кургане рядом с «В» сверху случайно была прокопанна яма,  в которой были найдены поломанный бронзовый меч, чашеобразная посуда и прочие мелочи; в одной разбитой урне лежали многочисленные кости и железный крест, стороны которого были около 6 дюймов в длинну, одна из сторон была длиннее других и полностью изъедена ржавчиной. По концам были приделаны маленькие набалдашники.»

Бронзовый меч однозначно стоит отнести к эпохе бронзы, «железный крест», судя по размерам, также мог быть остатками меча.

Осколок керамики из первого кургана своей орнаментировкой, как и ровной гладкой поверхностью глины, выказывает большое сходство с сосудом из Пулица, хоть и имеет более выдающиеся края.

Поиск других параллелей приводит нас к ещё одной группе сосудов из коллекции штральзундского музея, также очень схожие с описанными выше формами, но имеющих более низкие края. Общими чертами их является разделение на 3 части, объёмная полоска между верхней и средней частями, а также редкая для славянской керамики гладкая поверхность.

Сосуд с кремационным прахом, место находки которого, к сожалению, остаются не известным ( илл. 5 ), имеет вмятины и грубые песчанные вкрапления на днище ; а также неровные края ( илл. 10а ), как это часто бывает у славянской керамики.

08
Илл. 5, а - административный округ Штральзунд; b -Позериц, Рюген; с - Каров, Рюген.

Подобный же толстостенный сосуд из Позерица, округ Рюген, имеет хорошо разглаженную поверхность, дополнинельно сглаженное днище; а также несколько угловато выполненный изгиб между средней и нежней частью ( илл. 5b ). На нижней стороне можно различить четыре противолежащие насечки, очевидно, следы снятия сосуда с гончарного круга ( илл. 10b ).

Третий сосуд этого типа из Карова, округ Рюген, с несколько более высокой нижней частью и слабо выраженными бороздками на округло изгибе между средней и нижней частями, также имеет пластическую полоску между верхней и средней частьями и разглаженную поверхность ( илл. 5с). Этот сосдуд, несмотря на отсутствие сопровождающих находок, без сомнения можно отнести к славянскому времени, так как на его дне, имеющем небольшие вмятины и неровные края, находится большой  крестообразый знак ( илл. 11b ). Этот чашеобразный сосуд очень схож с известными славянскими формами.

Следующая форма руянских чаш, изготовленных на гончарном круге, по самой древней известной нам находке может быть однозначно отнесена к славянам.

Стены этих чаш разделены более орнаментировокой, чем формой, вследствии чего при прорисовке они кажутся делящимися на две части. Верхняя и средняя части украшена либо закрученными пластическими полосками, либо сменяющимися бороздками и полосками; в одном случае простым пояском.

Самый древний извесный нам сосуд из Патцига, округ Рюген, был найден в 1818 году и также находится в коллекции Ф. Хагенова. Вложенные в него вещи, по которым возможна датировка, были на протяжении целого столетия утеряны в штральзундской коллекции, пока не были снова найдены, ввиду появившегося к ним интереса после их упоминания в каталоге Хагенова. Хагенов в своём каталоге сообщает об этой находке следуещее:

«Номер 8. Урна. Найдена в песчанных холмах возле Патцига на Рюгене в 1818 году. В урне находилось:

- один перстень из бронзы

- две бусины, видимо, из обожженной глины. Изначально в урне их было много и все они были одеты на бронзовую проволоку, но были утеряны ещё до того, как я получил эту урну.

- Поломанный кусочек обожженной глины или охры, напоминающий изображение божка.»

09
Илл. 6. а - Гарц, Рюген; b - Нипмеров, Рюген; с-f - Патциг, Рюген.

Х. Гуммель, делавший в 1923 году перестановку в коллекции штральзундского музея, нашёл коробочку с надписью «пос. Хагенов номер 8», внутри которой был украшенный бронзовый перстень и одна бусинка. Другую, полностью идентичную бусинку, он нашёл в другом вместе, где она лежала вперемежку с другими находками, но он также относит её к находке из каталога Хагенова номер 8.

Средняя и верхня части изготовленной на гончарном круге чаши украшены продольными полосками и бороздками, края с уступами, поверхность разглажена и слегка шероховата.

Перстень принадлежит к редкому виду полых колец, загнутых в форме серпа и в разрезе полукруглых. Оба конца перстня сужены, поверхность украшена противостоящими полосами, заполненные поперечными чёрточками ( илл. 6с ).

Обе бусины черно-серого цвета с  двумя перекрещивающимися белыми линиями, из за чего кажутся вогнутыми; та сторона, на которой расположено отверстие, имеет шарообразную форму ( илл. 6 d-e). На отвестиях видны зелёные следы патины, что говорит о том, что бусины были надеты на медное или бронзовое кольцо. Эту находку стоит признать вещами из могилы, о чём говорит и само место её нахождения в Патциге. Хагенов, опубликовавший в 1829 году карту Рюгена, являющуюся одновременно и первой попыткой обозначить видимые археологические достопримечательности в Германии, помещает в районе Патцига многочисленные курганы, из которых в настоящее время не сохранился ни один. Расположение курганов идентично упомянутым в каталоге «песчанным холмам», где были найдены эти вещи. Второй, соответствующий патцигскому, сосуд также был найден в могиле и передан лесничим Гримменом в 1926 году ( илл. 6 b). Эта, изготовленная на гончарном круге чаша, была найдена им возле Нипмерова, округ Рюген. По верхней и средней частям чаши проходят две пластичные полоски, края её выступают.  Верхняя грань, как это часто бывает у славянской керамики, угловато скошена наружу.

На руинах крепости в Гарце, округ Рюген, в 1868 год проводились раскопки, по поводу 700-летия датского завоевания Рюгена, в которых принимали участие Ф. Лиш, Ф. Ворсаае и директор штральзундского музея Р. Баер. Среди керамики, найденной там, можно выделить обломок чаши, придлежавшей к нашей группе ( илл. 6 а). Также как и у сосуда из Нипмерова, краевая часть этого обломка выступает, а верхняя грань угловато скошена наружу.  Вместо пластичных полосок на чашу нанесены обычные бороздки.

Датировать патцигскую форму, представленную находками в Нипмерове и Гарце, возможно по височному кольцу и двум бусинкам. Эти вещи стоит отнести к временному промежутку не ранее второй половины 11 в. и не позднее 12в. Речь, таким образом, идёт о позднеславянской форме керамики.

Очень похожа на патцигскую форму, но с широкими бороздками в верхней и средней частях, чаша из Карница, округ Рюген ( илл. 4 с ), попавшая в 1932 году в коллекцию университета Грайфсвальда. Чаша эта имеет  S-образный профиль со скошенной наружу верхней гранью. Вогнутое дно имеет шероховатую повехность и неровные края; по середине видно слабовыраженный отпечаток оси. Этот сосуд можно без сомнений назвать славянским, так как вогнутое днище с неровными краями и отпечатком являются характерными особенностями славянской керамики. Но по форме он принадлежит к руянским чашам. Среди других, найденных рядом и попавших одновременно с этой чашей в грайфсвальдский музей находок,  можно отметить две керамические крышки типа «бобцин», чашу типа «гарц» у многочисленные украшенные черепки, видимо принадлежавшие к поселению, и позволяющие датировать их 11-12вв.

Следущая чаша была найдена в Тильцове, округ Рюген, и в 1880 году попала в штральзундскую коллекцию ( илл. 4 b ). В отличии от уже известных форм, она имела обрывистые края со сдвинутой верхней гранью, объёмные полоски в начале верхней части и на изгибе между средней и нижней частями, у обоих из которых по середине проходила бороздка. Этот сосуд также можно отнести к группе руянских чаш.

Полностью отличную форму гончарных чаш мы найдём в двух двойственно-конических сосудах, также несомненно являющихся славянскими. Кажется, форма их была также специфическо руянской. Одна из них, более маленькая, была найдена в Ланкен-Ясмунде, округ Рюген, и доставлена в 1863 году в музей Штральзунда ( илл. 7а ). Сосуд имеет сравнительно высокую нижнюю часть, плоско выполненную верхнюю часть, и остроугольный изгиб. Чёрно-коричневая поверхность разровняна и имеет следы кручения; дно слегка шероховато, со слабо выраженными размытыми краями и немного вогнуто. В штральзундской коллекции представлены и массивные височные кольца и бронзовые оковки чехлов для ножей, найденные в том же месте и переданные сюда другим коллекционером в 1868 году. Определить, относятся ли чаша и бронзовые вещи к одной находке, не удалось.

10
Илл. 7. а - Ланкен, Рюген; b - Рюген, без указания места.

Вторая двойственно-коническая чаша попала в штральзундский музей с колекцией путбусского князя в 1880 году, с указанием Рюгена, как места находки ( илл. 7b ). У этой чаши также высокая нижняя часть и острый изгиб, но в отличии от чаши из Ланкена, у этой есть низкая, слегда выдающаяся верхняя часть. Изнутри края чуть вогнутые, дно немного шероховатое, неровные края на дне проявлены слабо. Параллели этой чаше можно найти в керамической мастерской в Ковале, в округе Гарц на Рюгене, где на зарисовках Е. Шульда также встречается двойственно-коническая форма.

О другой небольшой группе керамики, в общем схожей формами с позднеславянскими сосудами Мекленбурга, но выделяющаяся своими маленькими размерами и блестящей черно-коричневой поверхностью, нам к сожалению неизвестно никаких подробностей относительно места находки. И если об одном сосуде известно, что он попал в музей Штральзунда в 1869 году и был подписан «Шеплер, Загард, номер 38», то часть остальных, похоже, относится к группе керамике, в которой Р. Баер при переписи инвентаря музея заподозрил подделку, и которая, предположительно, также попала в музей из коллекции Шеплера. Краткое упоминание в переписи инвентаря не позволяет узнать точно, о них ли была речь. Сосуды эти схожи формой, отделкой поверхности, цветом и отчасти тем, что поверхность их покрыта коркой, что делает вероятным их связь с сосудом номер 38 из коллекции Шеплера. Об этом Шеплере известно, что в его коллекции были в основном предметы с полуострова Ясмунд на Рюгене. Р. Баер замечает, что у него также были сосуды бронзового века из Силезии и одна чаша, предположительно относящаяся к группе «Гутентаг» эпохи великого переселения народов.

Четыре сосуда, которые мы здесь выделяем в одну группу, из-за их сравнительно большой высоты нельзя назвать чашами. Однако, это сравнительно небольше формы сосудов, изготовленных на гончарном круге, с нанесёнными на них волнистыми линиями или рядами насечек.

Первый сосуд происходит из административного округа Штральзунд, точное место и обстоятельства его находки неизвестны (илл. 8 а). Бока его деформированы от сжатия, профиль S-образный, под выдающимися и втянутыми изнутри краями проходит дугообразная волнистая линия. На средней части заметно слабо выраженная и прерывающаяся «шнуровка». Поверхность покрыта на некоторых местах чёрно-коричневой коркой. Возможно, что этот сосуд утратил изначальную структуру своей поверхности из-за сильного вымывания.

11
Илл. 8. а - административный округ Штральзунд; b - Рюген (?)

Второй, также изготовленный на гончарном круге сосуд ( илл. 8 b), которому, из за его сильно выдающегося края и шарообразной средней части, можно приписать влияние средневековой немецкой керамики, имеет между верхней и средней частями одну небольшую, и на средней части нескольно более протянутую волнистую линию, под которыми расположен прееывающийся поясок. Большие площади черно-коричневой поверхности покрыты черной коркой.

Как урна был использован маленький, почти чашеобразный горшок с простым пояском на средней и нижней частях ( илл. 9 а ). Он  был наполнен прахом, предположительно принадлежавшим ребёнку, о чём также говорит малый размер сосуда. Примечательна его блестящая черно-коричневая поверхность, выглядящая почти глазированной. На слегка вогнутом днище имеется отпечаток оси в форме маленького широкого креста ( илл. 12 b ).

15
Илл. 9. а - Ясмунд, Рюген; b - Рюген (?); с - Ланкен-Границ, Рюген.

Очень сходен с этим сосудом горшок с рядом насечек выше пояска в средней части, доставленный вместе с коллекцией Шеплера в 1869 году, предположительно с полуострова Ясмунд ( илл. 9 b ). Сосуд изготовлен на гончарном круге, черно-коричневая поверхность его покрыта черной коркой, такой же как и на сосудах с илл. 8а и 8b.

В ходе раскопок во дворе школы в Ланкен-Границ ба Рюгене в 1963 году, в славянском поселении была найдена яма с двумя осколками изготовленной на гончарном круге чаши (илл. 9 c ). Она украшена несколькими объёмными полосками проходящими вдоль всего сосуда. Верхний край снаружи слегка утолщён. Среди рюгенских находок этому сосуду нет аналогий, но по нескольким найденным рядом с ним осколкам керамики его можно отнести к позднеславянскому периоду.

17
Илл. 10. а - административный округ Штральзунд; b - Позертиц, Рюген.

18
Илл. 11. а - Патциг, Рюген; b - Каров, Рюген.
19
Илл. 12. а - Нипмеров, Рюген; b - Ясмунд(?), Рюген; с - Ясмунд (?), Рюген.

Небольшие гончарные чаши с острова Рюген представляют спецефическую группу керамики среди славянских форм и были до сих пор находимы исключительно только на этом острове и приграничных районах на материке.  Все они изготовлены на гончарном круге, ширина окружности состовляет от 11 до 16 см, и они таким образом представляют собой разновидность маленьких сосудов. По форме их можно различить на трёхчастные ( Пулиц, Позериц, Патциг ), двухчастные ( Ланкен, округ Зассница) и S-профильные (коллекция Шеплера и, возможно, Ланкен-Границ). Примечательно экономное украшение этих чаш, представленное в редких случаях лишь волнистыми линиями, пластическими полосками или простой «шнуровкой».

От более же детального раздела руянских чаш на подгруппы пока лучше воздержаться, так как скорее всего, нам известны далеко не все формы. В частности, находки 1963 года выявили сразу два до этого неизвестных типа керамики, так что можно расчитывать и на другие. Чтобы составить представление о доле малых сосудов среди прочей керамики, упомянем, что они составляют более трети от всех сохранившихся или легко реконструируемых славянских сосудов острова Рюген. Из-за их маленького размера их можно рассматривать как питьевую посуду, хотя по находкам некоторые из них были погребальными урнами. С уверенностью можно сказать, что шесть чаш было найдено в погребениях: одна - в ингумационном захоронении, две были наполнены прахом, в случае остальных трёх погребальный обряд неизвестен.Четыре чаши из шести было найдено в курганах, среди которых курган в Пулице можно назвать заведомо славянским. Три чаши было найдено в поселениях либо городищах ( Карниц, Ланкен-Границ, Гарц). Для наиболее хорошо сохранившихся чаш можно предположить, что некоторые из них были вложены в могилы – и этому обстоятельсту они обязаны за свою свою сохранность более, чем другие формы славянской керамики.

На Рюгене и в его окрестностях не найдено прототипов керамики, из которых можно было бы вывести эти чаши, что особенно касается трёхчастных и двойственно-конических сосудов. Разве что S-профильные, напоминающие горшки формы, могут быть уменьшенными разновидностями керамики випперовской группы. Автохтонное развитие этих форм внутри племени руян не исключено, так как во второй половине 11 века по всему балтийско-славянскому региону в различных сферах наблюдается проявление особенности их материальной культуры от остального славянского мира. Об этом говорит как сама по себе керамика Мекленбурга и Северо-Западной Польши, так и различные изделия из металла, вроде померанских полых височных колец или оковок для чехлов ножей. Эти признаки становятся заметны с 11-го века и должны быть рассматриваемы на фоне укрепления славянских племён на южной Балтике. Как раз племя руян выходит в это время на историческую арену как самостоятельная политическая сила.

Нужно также упомянуть, что среди славянской керамики Рюгена можно выявить и другие особенности, прежде всего в декоре. К украшениям, представляющим специфические особенности Рюгена, можно отнести к примеру широкие бороздки на керамике бобцинского типа из Пулица ( илл. 3 а-b ), Путбуса и Бергена. Из крепости «Ругард» возле Бергена известны осколки с зарубками на краях, какие были до этого известны исключительно на чашах гарцской группы, но здесь наносились также и на сосуды с отвесной горловиной. Этим мы указали лишь некоторые примеры особенности славянской культуры острова, что можно заметить также в металлическом ремесленном исскустве.

Значие рюгенских чаш как особого вида керамики в баллтийско-славянских землях заключается в том, что они впервые представляют возможность запечатлеть материальную культуру даже сравнительно маленького племени, уже известного по историческим источникам. Нужно учитывать, что в отношении Рюгена этому способствовало ещё и географические особенности.

Стоит признать, что эти небольшие чаши помогли выявить критерии, по которым можно различать даже маленькие племена. В нашем случае это даже целая особая форма керамики, хотя в других случаях стоит расчитывать скорее на особенности в декоре, как это уже упоминалось для сосудов бобцинской группы и черепков из крепости «Ругард».

P. Herfert - Slawische Schalengefäße von der Insel Rügen, 1964.

Источник на немецком
Page generated Sep. 25th, 2017 10:10 pm
Powered by Dreamwidth Studios