eger_v: (Default)
[personal profile] eger_v
Оригинал взят у [livejournal.com profile] nap1000 в Рюгенские чаши. Часть 1. Чаши древних ругов.

Рюгенские чаши в музее Штральзунда.

Рюгенские чаши - особый вид керамики балтийских славян, характерный только для Рюгена и окрестностей. На первый взгляд они не представляют из себя ничего такого уж изысканного или интересного, чтобы стоило заострять на них внимание. Однако, это не так. Дело в том, что чаши эти представляют некий археологический "феномен". В археологии керамика считается надёжным этномаркером - по её распространению ( в том числе) судят о передвижении народов, их контактах с соседями. По её изменениям - о влиянии, оказываемом на какой-то народ соседями и продвижении их технологий. Ища более ранние прототипы керамики, отслеживают историю и передвижения народа.
Так вот. У этих чаш нет прототипа. Их нельзя вывести их считающейся более ранней керамики северо-западных славян: ни из суково-дзедзинской, ни из фельбергской, ни даже фрезендорфской. Они "вроде как" появляются сами собой из ниоткуда, так, что если бы до нас не дошло никаких исторических источников об этих местах, можно было бы сделать вывод о смене населения. "Вроде бы" в кавычках потому, что прототипы у неё всёже имеются, но в более южных областях и в гораздо более раннее время.
Очень похоже на то, что эти чаши являются той ниточкой, которая связывает племя ругов, известное по письменным источникам первой половины первого тысячелетия и средневековое славянское племя руян.

Историография этой проблемы в немецкой литературе не велика и насчитывает, попимо отдельных упоминаний, всего две статьи, свои переводы которых я и предлагаю читателям журнала.

Тексты эти написаны сухим археологическим языком, так что будут интересны скорее всего только тем, кто глубоко интересуется данной проблемой, предупреждаю сразу)). В переводе специфицеских терминов обозначения керамики могут быть допущены некоторые неточности, что, правда, возмещается многочисленными иллюстрациями.

Итак, первым на особенность рюгенских чаш обратил внимание Е.Петерсен, опубликовав статью о них в археологическом сборнике, выпущенном в память о немецком археологе В. Петче в 1940 году.

Чаши периода начала великого переселения народов из Передней Померании и Рюгена.

 Во время моего визита в Грайфсвальд летом 1931 года, во время которого я посетил совместно с В. Петчем замечательную университетскую коллекцию древностей, я наткнулся на чашу, частично изготовленную на гончарном круге и привлекшую моё внимание своей удивительной схожестью с найденной во время недавних раскопок чашей из округа Зюрдинг в Силезии. Сосуд из округа Зюрдинг был найден в одной из могил на позднегерманском поле ингумационных захоронений, публикация которого уже состоялась. Чаша же из Померании была единичной находкой, определить возраст которой, хотя Петч и посчитал её германской, из-за её необычного вида и формы, исходя из материала одних только померанских находок, едва ли представлялось возможным. Тут же Петчем отзывчиво было предоставлено изображение чаши из грайфсвальдской коллекции и Л.Цотц в своей работе о захоронениях в округе Зюрдинг обратил внимание на связи силезких и померанских чаш.

Лишь летом 1937 года, во время посещения обновлённой выставки коллекции штральзундского музея, я заметил что там было немалое колличество сосудов, явно родственных с упомянутыми выше чашами. Таким образом, мы имеем дело с особенным типом рюгенско-померанских керамических чаш, с подчёрнуто выраженным компактным ареалом расспространения, отличающихся своей формой и способом изготовления от керамики соседних областей и потому заслуживающей внимания. Считаю своим долгом посвятить этому вопросу несколько строк в этом издании в память о таком замечательном и всегда отзывчевом человеке и коллеге, каким был Вильгельм Петч.

Насколько мне известно, на данный момент обсуждаемая группа померанских чаш представленна следующими находками:


bild1
илл. 1-8.


1.Царов.

Чаша изготовлена на гончарном круге, имеет светло-красные и чёрные пятна, отверстие широкое. Горловина короткая, имеет выполненную на гончарном круге полосу, на которой имеются две довольно крутые бороздки. Высота 8,8 см; ширина отверстия 14,5 см. Музей Штральзунда 5401 (илл. 5)

2.Ясмунд на Рюгене (точное место находки неизвестно)

Чаша изготовлена вручную из жёстко обожженной глины, отверстие широкое, цвет красноватый. Немного выдающаяся горловина слегка закруглена. По бокам проходит волнистая линия, линия отпечатанных кружков и ещё одна линия на месте преломления сосуда. Высота 8,6 см, ширина отверстия 13,2 см. Музей Штральзунда 5364 (илл. 8)

3.Нимперов на Ясмунде, Рюген.

Чаша изготовлена вручную или, возможно, на гончарном круге. Отверстие широкое, имеются красновато-серые пятна, горловина слегка выдаются. В верхней части, между двумя утолщениями, имеются три широкие бороздки. Высота 6,5 см, ширина 12,3 см. Музей Штральзунда 5362 (илл. 1)

4.Карниц.

Чаша очевидно изготовлена на гончарном круге, отверстие широкое, имеет серо-коричневые пятна. Края закруглены, на слегка выдающейся горловине имеются две широкие бороздки. Глина зернистая, обожжена жёстко. Высота 7,9 см, ширина отверстия 14,5 см. Коллекция университета Грайфсвальда (илл. 10)

5. Патциг.

Чаша изготовлена на гончарном круге, глина чистая, отверстие широкое, имеются светло-коричневые пятна. Края на выдающейся горловине закругленны. В месте изгиба проходят две широкие бороздки. Высота 7,5 см, ширина отверстия 14 см. Штральзунд, хагеновская коллекция номер 8 ( илл. 2)

В чаше находилось кольцо, бусины и «глинянный божок». По всей видимости кремационное захоронение.

6.Позериц.

Чаша выполненна вручную, либо на гончарном круге. Имеет красновато-серо-коричневые пятна. Горловина слегка выдаётся, края круто уходят во внутрь. За крутым изгибом имеется утолщение и две бороздки. Высота 8 см, ширина отверстия 14 см. Музей Штральзунда 5363 (илл. 6)

7.Тильцов.

Чаша выполнена на гончарном круге, либо вручную. Отверстие широкое. Имеет красновато-чёрные пятна. Слегка выдающиеся края закруглены. На боках имеются два утолщения и одна бороздка. Высота 9,5 см, ширина отверстия 15,4 см. Музей Штральзунда 5402 ( илл. 7 ).

8-10. Передняя Померания или Рюген ( место находки неизвестно).

Изготовленные вручную и искривившиеся под воздействием огня чаши. Имеют тёмно-серо-коричневые пятна.  Горловина сначала слегка выдаётся, а после несколько загивается во внутрь. По округлому изгибу проходят две бороздки. Высота 7,8 см, ширина отверстия 11,2 х 9,5см. Музей Штральзунда 5389 ( илл. 3 ).

bild2
илл. 9-11.

Чаша изготовлена на вручную или на гончарном круге, отверстие широкое. Имеют красновато-светло-серые пятна. Края выдаются и загибаются. По бокам два утолщения и одна бороздка. Высота 8,3 см, ширина отверстия 15 см. Коллекция университета Графсвальда (илл. 9).

Чаша изготовлена на вручную или на гончарном круге, отверстие широкое. За крутым изгибом проходят два утолщения и одна бороздка. Внутри содержался прах. Высота 8 см, ширина отверстия 13,5 см. Музей Штральзунда ( илл. 4 ).

Принадлежность представленных чаш к одной группе видна при самом поверхностном взгляде. Несмотря на незначительные различия, все десять чаш слишком похожи для того чтобы это было простым совпадением. К тому же, все они изготовленны в первые столетия нашей эры из излюбленной германцами на широчайших пространствах глины и имеют характерные вкрапления. Поверхность многих из этих чаш зерниста, как это часто известно для керамики провинциальной римской культуры, которая всё сильнее распространяется в 4-м веке. Доказанное, или скорее предполагаемое, экономное использование гончарного круга находит соответствия в позднегерманской керамике. Также и волнистые линии, штамповка из кружков, утолщения и боорздки по бокам, напоминающие контуры настоящей посуды, изготовленной на гончарном круге, говорят о том, что наша группа чаш восходит ко времени, когда посуда, изготовленная на гончарном круге в свободной Германии начинает из импорта превращаться в продукт местных ремесленников.  Ввиду этого нашу группу чаш, несмотря на отсутствие комплексных нахоодок, стоит отнести к началу великого переселения народов (ВПН) – 4-5 вв. В этот период в Передней Померании, учитывая особенности региона, можно было бы ожидать ингумационные захоронения. Однако, по крайней мере некоторые из наших чаш были найдены в кремационных захоронениях, как к примеру чаши с неизвестным местом надождения ( илл. 3 и 4 ) и чаша из Патцига ( илл. 2 ). Это также говорит об особом положении нашей группы чаш.

Появление чашевидных урн в Передней Померании и на Рюгене представлятся мне, ввиду того, что было мне до сих пор известно из германских находок, новым явлением начала времени ВПН. За это говорит появление керамики, изготовленной на гончарном круге, или по крайней мере своими формами копирующими эту керамику. Изделия изготовленные на гончарном круге необычайно редки в Померании, важным примером является единственная известная мне чаша из Занцкова, округ Колберг-Кёрлин ( илл. 11 ). Она также имеет несомненное сходство с нашими чашами, даже несмотря на различие в изгибе и форме горловины . Чаша эта была найдена в ингумационном захоронении, содержащем следующие вещи:

- бусины из янтаря ( илл. 13 )

- резной гребешок с плоской ручкой ( илл. 15 )

- круглая застёжка от ремня

- фибула с подвёрнутой ножкой серебра с примесью бронзы( илл. 12 )

- остатки бронзовой иголки

- стеклянный стакан с ромбовидным рисунком ( илл. 14 )

bild3
илл. 12-13.

bild4

илл. 14-15.

Датировке захоронения могут помочь: изготовленная на гончарном круге чаша, которая могла появиться в Померании не ранее 4-го века; стеклянный стакан, который также нельзя датировать раньше этого времени, и возможно принадлежащий к 5-му веку, также как и фибула из плохого серебра.  Последняя является чрезвычайно широко распространённой разновидностью этих, проживших долгий срок изделий, датировать которые удалось по множественным находкам из Силезии. Там, на уже упоминавшемся некрополе из округа Зюрдинг, известны схожие находки из железа, также две схожие находки из бронзы известны в одном из недавно опубликованных Л. Цотцем захоронений в Поршвице, округ Волау. Однотипная же фибула, также изготовленная из плохого серебра, как и фибула из Занцкова, была найдена в захоронении в Бухенханге, округ Блогау. В заключение можно привести ещё одну фибулу такого типа, найденную в Кёнигсбрухе, округ Зурау, в захоронении всадника 5 века, в котором кроме фибулы, также содержался стекляннзй стакан со схожим узором. Таким образом, по предложению Диббелта, захоронение в Занцкове следует датировать 4-5 вв. и едва ли можно рассматривать иначе, чем восточно-германское.

Так как других параллелей нашим чашам, которые можно было бы привлечь для датировки, не имеется среди померанских находок, нам следует обратиться к более южным областям. Здесь, в округе Зюрдинг, в двойном захоронении под номером 28,  мы найдём чашу ( илл. 16 ), близко родственную нашим, помимо уже упомянутой выше железной фибулы с подвёрнутой ножкой ( илл. 17 ).

bild5
илл.16-17.

 Приведённое изображение подтверждает, что эта чаша, изготовленная на гончарном круге из зернистой глины и имеющая бороздки на изгибе, действительно тесно связана с нашими померанскими чашами. Датировка точно относит некрополь в округе Зюрдинг к первой половине 5-го века. Кроме того нам известно достаточно примеров нанесения подобных широких бороздок на позднегерманскую керамику из Силезии, отнесённую В. Бёге к 5-му веку и бургунскую посуду, изготовленную на гончарном круге в северной Северной Силезии и Верхней Лужице. Как бы ни были привлекательны все эти сходства, особенно ввиду находки очень схожей с нашими и также изготовленной на гончарном круге чаши из Хальтауф, округ Требниц, всёже возникают сомнения ввиду того, что германские находки из Померании в начале эпохи ВПН должны бы показывать тесные связи со средней Германией.

Последнее особенно чётко видно при сравнении наших рюгенско-померанских чаш с чашами из княжеского захоронения в Хаслебене возле Ваймара, и другими близкими находками из средней Германии. Также это предположение подкрепляется гончарными изделиями из многочисленных ингумационных захоронений к востоку от Заале, отличительной особенностью которых является опознанная В. Шульдом группа «нимбергских» фибул. Вместе с этими фибулами, наиболее ранние варианты которых отнесены Шульдом к концу 4-го века, тут встречаются и изготовленные как вручную, так и на гончарном круге, чаши ( илл. 18 ), также показывающие сходство с нашими померанскими чашами. Кроме того, ранние «нимбергские» фибулы выказывают сходство в форме с идной из помернских групп фибул эпохи начала ВПН, наиболее интересные примеры которой известны из Швеллина, округ Кёслин и Трептова на Реге, округ Грайфенберг.  Если эти прекрасные экземпляры относятся к середине 5-го века, как это показал Х. Цейтц, то их связь с ранними «нимбергскими» фибулами становится ещё более вероятной. Тем более, что в нашем распоряжении есть и более простые представители этой разновидности, литые и снабжённые маленькими кнопками, в которых можно увидеть связуещее звено на пути из средней Германии в Поморье. Ввиду всего этого сложно отделаться от мысли, что наши померанские чаши начала ВПН тесным образом связаны со Средней Германией, что видно также и в ареалах распространения изготовленных вручную чаш, с широкими утолщениями или штрихованном орнаменте на изгибе.

bild6
илл. 18.

Эти признаки показывают, что именно чаши из Передней Померании являются одной из главных составляющих померанских находок этого времени, и проливают свет на не совсем ясные до этого момента отношения племён по обе стороны устья Одры.  Появление ингумационных захоронений в Средней Германии после 300 г. В. Шульд связывает с переселением племени варинов в область впоследствии известную как «веринское поле» (Werinerfled) и предполагает, что они могли придти сюда из прибрежных областей Померании. Сложность в следовании за его предположением состоит в том, что с учётом рассмотренных здесь чаш, чаши эти, во-первых, зачастую были найдены в кремационных захоронениях и, во-вторых, учитывая время и место находок, их распространение представляется движением культуры с юга на север. Такая же картина складывается и с фибулами, которые в Поморье являются ещё более поздними, чем самые поздние типы «нимбергских» фибул Средней Германии. Так как известные на настоящий момент померанские находки 5-го века принадлежат в основной своей массе западно-германскому производству и выявляют сходство с находками из более западных областей ( кремационные захоронения из Хаммор, округ Штормарн и др.), то предполагается проникновение в Померанию частей западно-германского населения в начале ВПН, что видимо нужно отнести ко времени после ухода ругов, ведь последние точно были восточными германцами и их наследие в этом случае стоит исключить.

В предварительном анализе померанских чаш, как и других находок 5-го века, мы пока ещё полностью исходим из одних только предположений.   Остаётся лишь надеяться, что это измениться при строгой документации и тщательном исследовании соответсвующих находок. Тогда можно будет точнее оценить и значение рассмотренных нами чаш.

E. Petersen - Schalenurnen der frühen Völkerwanderungszeit aus Vorpommern und Rügen, 1940.

Источник на немецком

Page generated Jul. 22nd, 2017 02:36 pm
Powered by Dreamwidth Studios